Сегодня: 24.03.2023
RU / EN
Последнее обновление: 28.02.2023

Лечение пациентов с дегенеративными заболеваниями пояснично-крестцового отдела позвоночника c использованием новой методики фасеточной стабилизации имплантатом Facet Wedge

А.А. Калинин, А.К. Оконешникова, В.А. Бывальцев

Ключевые слова: стабилизация фасеточных суставов; транспедикулярная фиксация; декомпрессия позвоночного канала; пояснично-крестцовый отдел позвоночника; дегенеративное поражение межпозвонкового диска; TLIF.

Широко используемая при дегенеративных процессах пояснично-крестцового отдела позвоночника транспедикулярная фиксация с межтеловым спондилодезом связана со значительной интраоперационной агрессией при доступе и послеоперационным болевым синдромом. Для улучшения результатов лечения пациентов внедрен новый малотравматичный способ фасеточной фиксации имплантатом Facet Wedge в комбинации с транспедикулярной стабилизацией и межтеловым спондилодезом.

Цель исследования — оценка эффективности лечения пациентов с дегенеративными заболеваниями пояснично-крестцового отдела позвоночника с использованием фасеточной фиксации имплантатом Facet Wedge в комбинации с транспедикулярной стабилизацией и межтеловым спондилодезом.

Материалы и методы. В исследование включено 19 пациентов, которым при наличии клинико-инструментальных показаний произведена односторонняя декомпрессия с трансфораминальным межтеловым спондилодезом, транспедикулярная стабилизация ипсилатерально и фасеточная фиксация с контралатеральной стороны. Минимальный катамнез наблюдения и комплексной оценки результатов лечения составил 12 мес.

Результаты. При исследовании уровня болевого синдрома по визуальной аналоговой шкале и степени ограничения жизнедеятельности по индексу Освестри в ранние сроки после операции и в отдаленном послеоперационном периоде отмечены в основном отличные и хорошие исходы, статистически значимо лучшие показатели по сравнению с дооперационным значением. Формирование межтелового костного блока через 12 мес, по данным рентгенографии, отмечено у 89% (n=17) пациентов.

Заключение. Декомпрессия с новым малотравматичным способом комбинированного дорсального спондилодеза позволяет значительно уменьшить уровень болевого синдрома, снизить ограничение жизнедеятельности и осуществить эффективную стабилизацию оперированного позвоночно-двигательного сегмента у пациентов с дегенеративными заболеваниями пояснично-крестцового отдела позвоночника.


Многие дегенеративные заболевания пояснично-крестцового отдела позвоночника являются показанием для осуществления межтелового спондилодеза [1, 2]. Транспедикулярная фиксация с установкой межтеловых кейджей служит «золотым стандартом» эффективной стабилизации позвоночно-двигательных сегментов после резекции задних опорных элементов для декомпрессии структур позвоночного канала [3, 4].

За последние два десятилетия особую популярность получила методика трансфораминального межтелового спондилодеза, впервые предложенная J. Harms and H. Rolinger в 1982 г. [5]. Рядом исследований подтверждены преимущества трансфораминальных манипуляций перед классическим задним межтеловым спондилодезом: низкие риски повреждения твердой мозговой оболочки и спинномозговых корешков, меньшая кровопотеря, лучшее формирование костного блока [6, 7]. Тем не менее некоторые авторы свидетельствуют о значительном повреждении паравертебральных тканей и мышечно-связочного аппарата при выполнении таких вмешательств, что приводит к развитию значимых рубцово-спаечных изменений, сопровождающихся длительным болевым синдромом и снижением качества жизни [8–11].

Поиск технологических решений для улучшения результатов декомпрессивно-стабилизирующих вмешательств у пациентов с дегенеративным поражением поясничного отдела позвоночника направлен на минимизацию хирургической агрессии при сохранении эффективности фиксации оперированного сегмента. С этой целью в качестве альтернативы транспедикулярной фиксации используется способ трансламинарной фасеточной фиксации двумя винтами, проходящими в дужку позвонка через основание остистого отростка, который разработан F.P. Magerl в 1984 г. [12].

Многие исследования подтвердили меньшую травматичность трансламинарной фасеточной фиксации по сравнению с транспедикулярной стабилизацией, но при этом сведения о биомеханическом восстановлении оперированного отдела позвоночника и сроках формирования полноценного костного блока являются противоречивыми [13–15].

В современных литературных источниках авторами не обнаружено информации о клинических исследованиях применения фасеточной фиксации имплантатом Facet Wedge при лечении пациентов с дегенеративными заболеваниями пояснично-крестцового отдела позвоночника, что послужило темой данной работы.

Цель исследования — оценка эффективности лечения пациентов с дегенеративными заболеваниями пояснично-крестцового отдела позвоночника с использованием фасеточной фиксации имплантатом Facet Wedge в комбинации с транспедикулярной стабилизацией и межтеловым спондилодезом.

Материалы и методы. Проведено проспективное нерандомизированное продольное исследование, в которое включено 19 пациентов (13 мужчин, 6 женщин) в возрасте 39 (30–46) лет, проходивших лечение в Центре нейрохирургии Дорожной клинической больницы на станции Иркутск-Пассажирский ОАО «РЖД» за период с января 2015 г. по сентябрь 2016 г. В пред­операционном периоде оценивали жалобы, анамнез, неврологический статус. Все пациенты в течение 6–8 нед перед операцией подвергались стандартному консервативному лечению, которое оказалось недостаточно эффективным.

Хирургический доступ и выполнение прямой декомпрессии нервных структур осуществляли по общепринятым стандартам в нейрохирургии с использованием оптического увеличения, специализированного инструментария и особых ретракторных систем для минимально-инвазивной хирургии.

Показаниями к дискэктомии из трансфораминального доступа с последующей инструментальной фиксацией являлись:

неэффективность консервативной терапии, длительный или рецидивирующий болевой синдром, стойкий неврологический дефицит (от явлений радикулоневралгии до радикулопатии с периферическими парезами);

наличие, по данным нейровизуализации, грыж межпозвонковых дисков, сужающих межпозвонковые отверстия и позвоночный канал с соответствующей клинической симптоматикой (органическим субстратом компрессии нервных структур);

признаки сегментарной нестабильности (линейная трансляция в сегменте — более 4 мм, сагиттальная ангуляция — более 15°) по результатам функциональной спондилографии.

Противопоказанием к декомпрессивно-стабилизирующим вмешательствам служила тяжелая сопутствующая патология.

Критерием включения в лечение дегенеративных заболеваний пояснично-крестцового отдела позвоночника фасеточной фиксации явилась необходимость в стабилизации заднего опорного комплекса с целью формирования спондилодеза. Исключениями для применения фасеточного кейджа являлись ревизионные декомпрессивно-стабилизирующие вмешательства, наличие рентгенологических признаков спондилолистеза, значительное снижение минеральной плотности костной ткани (остеопороз), а также выраженные изменения или разрушение структур фасеточного сустава IV степени по A. Fujiwara [16]. Во всех случаях хирургические манипуляции осуществляли на одном позвоночно-двигательном сегменте: LIII–LIV — 3 человека; LIV–LV — 8 человек; LV–LVI — 4 человека; LV–SI — 4 человека.

Все пациенты прооперированы одной хирургической бригадой.

Вмешательства проводились с использованием искусственной вентиляции легких и внутривенного обезболивания в положении лежа на животе с разгрузочными валиками. Под флюороскопическим контролем установки С-дуга (Philips, Нидерланды) осуществляли проекционный парамедианный доступ в проекции суставной пары симптоматического позвоночно-двигательного сегмента. Из типичного заднебокового доступа по L.L. Wiltse [17] с применением ранорасширителя Insight (Synthes, Швейцария) и оптического увеличения (микроскоп Pentero 900, Carl Zeiss Meditec AG, Германия) производили фасетэктомию с декомпрессией структуры позвоночного канала, дискэктомией, фораминотомией и менингорадикулолизом. Выполняли трансфораминальную установку межтелового кейджа T-pal (Synthes, Швейцария) и ипсилатеральную чрескожную транспедикулярную фиксацию полиаксиальными транспедикулярными канюлированными винтами, продольной балкой и гайками системы Viper II (Synthes, Швейцария) из этого же доступа без его расширения. Послойное ушивание операционной раны проводили с использованием анестетиков и порошковой формы антибиотика.

После рентген-контроля производили проекционный доступ к фасеточному суставу на том же уровне на противоположной стороне с использованием ранорасширителя Caspar (Ulrich, Германия). Устанавливали направляющую спицу, по которой в свою очередь после формирования ложа имплантата устанавливали титановый кейдж Facet Wedge (Synthes, Швейцария) с фиксацией его двумя винтами к смежным суставным отросткам. Ушивание раны осуществляли по вышеописанной технологии.

После операции сбор катамнеза составил минимум 12 и максимум 16 мес, медиана — 14 мес.

У всех больных исследовали интраоперационные характеристики оперативных вмешательств, изучали специфичность послеоперационного ведения пациентов: продолжительность операции, объем кровопотери, сроки госпитализации и время активизации. Клиническую эффективность оценивали на основании изучения выраженности болевого синдрома по визуально-аналоговой шкале боли (ВАШ) [18], степени ограничения жизнедеятельности, связанной с проблемой в спине, по индексу Освестри (ODI) [18], удовлетворенности результатом оперативного лечения по шкале Macnab [19] и наличию осложнений. Анализировали значения параметров до операции, при выписке и при контрольных обследованиях, рекомендованных через 3, 6 и 12 мес после вмешательства. Для оценки состоятельности формирования костного блока в динамике изучали рентгенологические показатели при прямой и боковой спондилографии и нейровизуализационные данные (магнитно-резонансная томография — Siemens Magnetom Essenza 1,5 Тл, Германия, мультиспиральная компьютерная томография — Bright Speed Edge (4 спирали), General Electric, США).

Исследование проведено в соответствии с Хель­синкской декларацией, принятой в июне 1964 г. (Хельсинки, Финляндия) и пересмотренной в октябре 2000 г. (Эдинбург, Шотландия), и одобрено Этическим комитетом Дорожной клинической больницы на станции Иркутск-Пассажирский ОАО «РЖД». От каждого пациента получено информированное согласие.

Статистическую обработку результатов исследования выполняли с использованием программ Microsoft Excel и Statistica 8.0. Для оценки значимости различий выборочных совокупностей применяли критерии непараметрической статистики (критерий Вилкоксона W для зависимых выборок), в качестве нижней границы достоверности принят уровень p<0,05. Статистическую значимость различий определяли для повторных измерений (спустя 3, 6 и 12 мес после операции) с учетом поправки Бонферрони при p<2,5%. Данные представлены медианой и интерквартильным размахом в виде Me [25; 75].

Результаты. При анализе результатов хирургического лечения получены следующие значения: время операции составило 90–175 мин (медиана — 150 мин), объем кровопотери — 65–150 мл (медиана — 90 мл), активизацию пациентов осуществляли на следующие сутки после операции, количество койко-дней после операции варьировало от 9 до 11 дней (медиана — 10).

После операции у всех пациентов отмечено существенное уменьшение интенсивности болевого синдрома как в поясничном отделе позвоночника, так и в нижних конечностях. Оценка болевого синдромапо ВАШ (с помощью отрезка линии длиной 100 мм, где отметка «0» — нет боли) позволила выявить положительную динамику в виде значимого снижения его выраженности после операции в спине с 68 [64; 78] до 24 [23; 26] мм при выписке (pw=0,0001) и до 6 [4; 8] мм в отдаленном послеоперационном периоде (pw=0,0002), а также в нижних конечностях — с 82 [78; 85] до 15 [14; 16] мм в раннем послеоперационном периоде (при выписке) (pw=0,0001) и до 3 [2; 4] мм через 12 мес после операции (pw=0,0005) (рис. 1).


kalinin-ris-1.jpg Рис. 1. Динамика уровня болевого синдрома по ВАШ в поясничном отделе позвоночника и нижних конечностях пациентов исследуемой группы

Исследование степени ограничения жизнедеятельности пациентов по индексу Освестри позволило выявить позитивную динамику функционального состояния после операции: по сравнению с 74 [66; 78] на дооперационном уровне до 22 [20; 24] при выписке (pw=0,0001) и до 8 [8; 10] в отдаленном послеоперационном периоде (pw=0,0002) (рис. 2).


kalinin-ris-2.jpg Рис. 2. Динамика степени ограничения жизнедеятельности по ODI пациентов исследуемой группы

При субъективной оценке пациентами результата хирургического лечения по шкале Macnab через 12 мес после операции отмечены преимущественно отличные (53%) и хорошие (42%) послеоперационные исходы (рис. 3), неудовлетворительных исходов не установлено.


kalinin-ris-3.jpg Рис. 3. Субъективная удовлетворенность проведенной операцией по шкале Macnab через 12 мес в исследуемой группе пациентов

Было зарегистрировано 1 осложнение, связанное с локальным инфекционным процессом в области послеоперационной раны на фоне межмышечной гематомы. Проведение курса антибактериальной терапии способствовало благоприятному заживлению после­операционной раны без увеличения сроков госпитализации.

У всех пациентов после операции наступал полный стойкий регресс двигательных и чувствительных расстройств.

При катамнестическом наблюдении (в среднем в течение 12 мес) на контрольных спондилограммах пациентов исследуемой группы дислокации или миграции элементов конструкции, а также признаков сегментарной нестабильности не обнаружено.

На контрольных обследованиях после операции методами магнитно-резонансной и мультиспиральной томографии поясничного отдела позвоночника данных о дополнительной компрессии невральных структур не получено. У 17 пациентов (89%), прошедших конт­роль­ное обследование, отмечены спондилографические признаки формирования полноценного межтелового костного блока.

Анализ трудовой реабилитации показал, что спустя 2 мес после операции 16 пациентов (84%) вернулись к прежней работе, 3 человека (16%) переведены на легкий труд и вернулись к обычному ритму жизни через 6 мес после операции.

Для примера на рис. 4 представлены инструментальные данные пациента С., 39 лет, с дегенеративным заболеванием пояснично-крестцового отдела позвоночника.


kalinin-ris-4.jpg Рис. 4. Пациент С., 39 лет, диагноз «Дорсопатия. Остеохондроз пояснично-крестцового отдела позвоночника. Грыжа диска LIV–LV со стенозом позвоночного канала. Протрузия диска LV–SI. Ретролистез позвонка LIV. Синдром каудогенной перемежающей хромоты. Радикулоневрит L5, S1 справа. Синдром люмбоишиалгии справа. Выраженный болевой и мышечно-тонический синдромы»:

а — боковая спондилография поясничного отдела позвоночника до операции — снижение высоты межтелового промежутка LIV–LV, ретролистез позвонка LIV; б — прямая спондилография поясничного отдела позвоночника до операции; в — сагиттальная МРТ поясничного отдела позвоночника (стрелкой указана грыжа межпозвонкового диска LIV–LV, стенозирующая позвоночный канал); г — фронтальная МРТ поясничного отдела позвоночника (стрелкой указана грыжа межпозвонкового диска LIV–LV); д, е — боковая и прямая спондилография поясничного отдела позвоночника — восстановление высоты оперированного сегмента и общего поясничного лордоза, признаков миграции и нестабильности фиксирующих элементов не выявлено; ж — сагиттальная МРТ поясничного отдела позвоночника; з — фронтальная МРТ поясничного отдела позвоночника, данных за компрессию невральных структур и признаков прогрессирования дегенеративного процесса в смежном с операцией позвоночно-двигательном сегменте миграции не получено; и — сагиттальная МСКТ поясничного отдела позвоночника; к — фронтальная МСКТ поясничного отдела позвоночника, КТ-признаки формирования костно-металлического блока


Обсуждение. Формирование полноценного межтелового костного блока является необходимым условием при лечении многих дегенеративных заболеваний пояснично-крестцового отдела позвоночника [1, 8]. Для осуществления спондилодеза традиционно использовались передний, заднебоковой и задний доступы. Ряд осложнений, таких как перегрузка задних опорных элементов и повреждение сосудисто-нервных образований при передней межтеловой стабилизации, а также риски дуротомии и значимой тракции нервных структур при задней фиксации послужили стимулом к поиску новых технологических решений [2, 5, 7]. Разработанная в 1982 г. методика трансфораминальной установки межтеловых кейджей (TLIF) позволила снизить ятрогенную агрессивность доступа и предотвратить развитие интраканального рубцово-спаечного процесса [20].

Дальнейшие исследования, направленные на уменьшение объема манипуляций в операционной ране, способствовали изучению биомеханической эффективности односторонней установки транспедикулярных винтов как менее травматичной в сравнении с бипедикулярной фиксацией [21, 22]. Тем не менее исследования свидетельствуют о меньшей флексионно-экстензионной и ротационной стабильности односторонней транспедикулярной стабилизации [23, 24].

В последующем с целью улучшения клинических результатов лечения пациентов при сохранении стабильности оперированного позвоночного сегмента предложено использование комбинации односторонней TLIF с трансламинарной фасеточной фиксацией через основание остистого отростка [12]. Биомеханические и клинические исследования подтвердили низкую травматичность, относительную простоту методики и значительно меньшие риски повреждений содержимого позвоночного канала в сравнении с двухсторонней транспедикулярной стабилизацией, но при этом жесткость фиксации оказалась сопоставимой [25, 26].

В нашем исследовании использовалась комбинированная дорсальная стабилизация в виде трансфораминального межтелового кейджа с установкой транспедикулярных винтов с одной стороны и фасеточного кейджа Facet Wedge с контралатеральной стороны. Изучение биомеханической эффективности вышеупомянутого имплантата на кадаверах свидетельствует о сопоставимости стабильности сегментов со стабильностью транспедикулярной стабилизации и биомеханических преимуществах перед трансламинарной фасеточной фиксацией [27].

При оценке клинической эффективности односторонней TLIF в комбинации с фасеточной фиксацией по Magerl в ходе лечения пациентов с дегенеративными заболеваниями поясничного отдела позвоночника J.-S. Jang [28] выявил снижение болевого синдрома по ВАШ после операции в спине в среднем с 75 до 23 мм и в ногах — с 74 до 7 мм (p<0,01) и восстановление функционального состояния по ODI с 33,1 до 7,6. X. Jiang с соавт. [29] указывает на уменьшение болевого синдрома в спине в среднем с 76 до 21 мм и в ногах — с 75 до 6 мм, при этом степень ограничения жизнедеятельности по ODI снизилась с 49,1 до 5,6. При оценке эффективности стабилизации и сроков формирования спондилодеза рядом авторов установлено развитие полноценного костного блока у большего числа пациентов (более 90%) в среднем через 12 мес после операции [28–32].

Сравнение опубликованных клинико-рентгенологических результатов выполнения спондилодеза путем установки транспедикулярных винтов в комбинации с фасеточной фиксацией по Magerl различными группами авторов и наших данных представлено в таблице.


kalinin-ris-tablitsa.jpg

Сравнение опубликованных результатов спондилодеза путем установки транспедикулярных винтов в комбинации с фасеточной фиксацией по Magerl при лечении пациентов с дегенеративными поражениями поясничного отдела позвоночника с данными нашего исследования


В настоящем исследовании мы не получили статистически значимых различий в клинических исходах и сроках формирования спондилодеза с данными, представленными в литературе.

После операции у всех пациентов в отдаленном послеоперационном периоде отмечено статистически значимое улучшение функционального состояния, подтвержденное минимальным количеством баллов по ODI и низким уровнем болевого синдрома по ВАШ, а также рентгенологическими признаками формирования полноценного межтелового спондилодеза у 89% пациентов через 12 мес после операции.

Таким образом, методика фасеточной фиксации имплантатом Facet Wedge в комбинации с трансфораминальным межтеловым спондилодезом и односторонней установкой транспедикулярных винтов при лечении пациентов с дегенеративными заболеваниями пояснично-крестцового отдела позвоночника позволяет добиться полноценного формирования костного блока и эффективной стабилизации оперированного сегмента при низкой интраоперационной травме. При этом восстановление анатомических взаимоотношений в оперированном позвоночно-двигательном сегменте способствует безопасному проведению ранней активизации пациентов, уменьшению рисков интра- и послеоперационных осложнений, ранней полноценной социальной и трудовой реабилитации пациентов.

Заключение. Задняя декомпрессия сновым малотравматичным способом комбинированного дорcального спондилодеза позволяет значительно уменьшить уровень болевого синдрома, снизить степень ограничения жизнедеятельности и осуществить эффективную стабилизацию оперированного позвоночно-двигательного сегмента у пациентов с дегенеративными заболеваниями пояснично-крестцового отдела позвоночника.

Финансирование исследования. Работа выполнена при поддержке гранта Российского научного фонда 15-15-30037.

Конфликт интересов отсутствует.


Литература

  1. Бывальцев В.А., Сороковиков В.А., Калинин А.А., Егоров А.В., Белых Е.Г., Панасенков С.Ю. Сравнительный анализ результатов декомпрессивных и одномоментных декомпрессивно-стабилизирующих операций при лече­нии диско-радикулярного конфликта пояснично-крест­цового отдела позвоночника. Бюллетень Восточно-Си­бир­ского научного центра Сибирского отделения Рос­сийской Академии медицинских наук 2011; 4(1): 38–43.
  2. Крутько А.В. Сравнительный анализ результатов заднего межтелового спондилодеза (PLIF) и транс­фора­минального межтелового спондилодеза (TLIF) в сочетании с транспедикулярной фиксацией. Вестник травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова 2012; 1: 12–21.
  3. Mobbs R.J., Phan K., Malham G., Seex K., Rao P.J. Lumbar interbody fusion: techniques, indications and comparison of interbody fusion options including PLIF, TLIF, MI-TLIF, OLIF/ATP, LLIF and ALIF. J Spine Surg 2015; 1(1): 2–18.
  4. Asil K., Yaldiz C. Retrospective comparison of radiological and clinical outcomes of PLIF and TLIF techniques in patients who underwent lumbar spinal posterior stabilization. Medicine 2016; 95(17): e3235, https://doi.org/10.1097/md.0000000000003235.
  5. Harms J., Rolinger H. A one-stager procedure in operative treatment of spondylolistheses: dorsal traction-reposition and anterior fusion. Z Orthop Unfall 1982; 120(3): 343–347, https://doi.org/10.1055/s-2008-1051624.
  6. Jin-Tao Q., Yu T., Mei W., Xu-Dong T., Tian-Jian Z., Guo-Hua S., Lei C., Yue H., Zi-Tian W., Yue Z. Comparison of MIS vs. open PLIF/TLIF with regard to clinical improvement, fusion rate, and incidence of major complication: a meta-analysis. Eur Spine J 2015; 24(5): 1058–1065, https://doi.org/10.1007/s00586-015-3890-5.
  7. Goldstein C.L., Macwan K., Sundararajan K., Rampersaud Y.R. Comparative outcomes of minimally invasive surgery for posterior lumbar fusion: a systematic review. Clin Orthop Relat Res 2014; 472(6): 1727–1737, https://doi.org/10.1007/s11999-014-3465-5.
  8. Бывальцев В.А., Калинин А.А., Белых Е.Г., Соро­ковиков В.А., Шепелев В.В. Оптимизация результатов лечения пациентов с сегментарной нестабильностью поясничного отдела позвоночника при использовании малоинвазивной методики спондилодеза. Вопросы нейро­хирургии им. Н.Н. Бурденко 2015; 79(3): 45–54, https://doi.org/10.17116/neiro201579345-54.
  9. Sakeb N., Ahsan K. Comparison of the early results of transforaminal lumbar interbody fusion and posterior lumbar interbody fusion in symptomatic lumbar instability. Indian J Orthop 2013; 47(3): 255, https://doi.org/10.4103/0019-5413.111484.
  10. José-Antonio S.-S., Baabor-Aqueveque M., Silva-Morales F. Philosophy and concepts of modern spine surgery. Acta Neurochir Suppl 2011; 108: 23–31, https://doi.org/10.1007/978-3-211-99370-5_5.
  11. Pellisé F., Hernández A., Vidal X., Minguell J., Martínez C., Villanueva C. Radiologic assessment of all unfused lumbar segments 7.5 years after instrumented posterior spinal fusion. Spine 2007; 32(5): 574–579, https://doi.org/10.1097/01.brs.0000256875.17765.e6.
  12. Magerl F.P. Stabilization of the lower thoracic and lumbar spine with external skeletal fixation. Clin Orthop Relat Res 1984; (189): 125–141, https://doi.org/10.1097/00003086-198410000-00014.
  13. Buttermann G.R., Thorson T.M., Mullin W.J. Outcomes of posterior facet versus pedicle screw fixation of circumferential fusion: a cohort study. Eur Spine J 2013; 23(2): 347–355, https://doi.org/10.1007/s00586-013-2999-7.
  14. Chin K.R., Seale J., Cumming V. Mini-open or percutaneous bilateral lumbar transfacet pedicle screw fixation. J Spinal Disord Tech 2015; 28(2): 61–65, https://doi.org/10.1097/bsd.0b013e31827fe17e.
  15. Kretzer R.M., Molina C., Hu N., Umekoji H., Baaj A.A., Serhan H., Cunningham B.W. A comparative biomechanical analysis of stand alone versus facet screw and pedicle screw augmented lateral interbody arthrodesis: an in vitro human cadaveric model. Clin Spine Surg 2016; 29(7): E336–E343, https://doi.org/10.1097/bsd.0b013e3182868ef9.
  16. Fujiwara A., Lim T.H., An H.S., Tanaka N., Jeon C.H., Andersson G.B., Haughton V.M. The effect of disc degeneration and facet joint osteoarthritis on the segmental flexibility of the lumbar spine. Spine 2000; 25(23): 3036–3044, https://doi.org/10.1097/00007632-200012010-00011.
  17. Wiltse L.L., Spencer C.W. New uses and refinements of the paraspinal approach to the lumbar spine. Spine 1988; 13(6): 696–706, https://doi.org/10.1097/00007632-198806000-00019.
  18. Бывальцев В.А., Белых Е.Г., Сороковиков В.А., Ар­сентьева Н.И. Использование шкал и анкет в вер­тебрологии. Журнал неврологии и психиатрии им. C.C. Корсакова 2011; 111(9–2): 51–56.
  19. Madill H.M., Brintnell E.S.G., Fitzsimmons G.W., Stewin L.L., Macnab D., Casserly M.C. Work related issues in occupational therapy: your values do count. Canadian Journal of Occupational Therapy 1986; 53(1): 13–18, https://doi.org/10.1177/000841748605300102.
  20. Skovrlj B., Gilligan J., Cutler H.S., Qureshi S.A. Minimally invasive procedures on the lumbar spine. World J Clin Cases 2015; 3(1): 1, https://doi.org/10.12998/wjcc.v3.i1.1.
  21. Xue H., Tu Y., Cai M. Comparison of unilateral versus bilateral instrumented transforaminal lumbar interbody fusion in degenerative lumbar diseases. Spine J 2012; 12(3): 209–215, https://doi.org/10.1016/j.spinee.2012.01.010.
  22. Mason R., Tennekes H., Sánchez-Bayo F., Uhd Jepsen P. Immune suppression by neonicotinoid insecticides at the root of global wildlife declines. J Environ Immunol Toxicol 2014; 1(1): 3–12, https://doi.org/10.7178/jeit.1.
  23. Yang X., Wang H., Zhao Q., Xu H., Liu P., Jin Y. A comparison of unilateral and bilateral pedicle screw fixation combined with transforaminal lumbar interbody fusion for lumbar degenerative diseases. Chin Med J (Engl) 2014; 127(20): 3592–3596.
  24. Zhao J., Zhang F., Chen X., Yao Y. Posterior interbody fusion using a diagonal cage with unilateral transpedicular screw fixation for lumbar stenosis. J Clin Neurosci 2011; 18(3): 324–328, https://doi.org/10.1016/j.jocn.2010.06.007.
  25. Sethi A., Muzumdar A.M., Ingalhalikar A., Vaidya R. Biomechanical analysis of a novel posterior construct in a transforaminal lumbar interbody fusion model an in vitro study. Spine J 2011; 11(9): 863–869, https://doi.org/10.1016/j.spinee.2011.06.015.
  26. Tuli S.K., Eichler M.E., Woodard E.J. Comparison of perioperative morbidity in translaminar facet versus pedicle screw fixation. Orthopedics 2005; 28(8): 773–778.
  27. Hartensuer R., Riesenbeck O., Schulze M., Gehweiler D., Raschke M.J., Pavlov P.W., Vordemvenne T. Biomechanical evaluation of the Facet Wedge: a refined technique for facet fixation. Eur Spine J 2014; 23(11): 2321–2329, https://doi.org/10.1007/s00586-014-3533-2.
  28. Jang J.-S., Lee S.-H. Minimally invasive transforaminal lumbar interbody fusion with ipsilateral pedicle screw and contralateral facet screw fixation. J Neurosurg Spine 2005; 3(3): 218–223, https://doi.org/10.3171/spi.2005.3.3.0218.
  29. Jiang X., Feng Z., Liu F., Jiang C., Cao Y. Transforaminal lumbar interbody fusion using unilateral pedicle screw fixation plus contralateral translaminar facet screw fixation in lumbar degenerative diseases. Indian J Orthop 2014; 48(4): 374, https://doi.org/10.4103/0019-5413.136240.
  30. Xu J., Mao K., Wang Y., Xiao S., Li P., Mao K., Xiao B., Wang Y. A feasibility research of minimally invasive transforaminal lumbar interbody fusion using unilateral incision and hybrid internal fixation for dural-level lumbar degenerative disease. Zhongguo Xiu Fu Chong Jian Wai Ke Za Zhi 2013; 27(8): 955–959.
  31. Mao K.Y., Wang Y., Xiao S.H., Zhang Y.G., Liu B.W., Wang Z., Zhang X.F., Cui G., Zhang X.S., Li P., Mao K.Z. A feasibility research of minimally invasive transforaminal lumbar interbody fusion (MIS-TLIF) using hybrid internal fixation for recurrent lumbar disc herniation. Zhonghua Wai Ke Za Zhi 2013; 51(8): 723–727.
  32. Shao R.X., Luo P., Lin Y., Xu H.Z., Chi Y.L. Treatment of low lumbar degenerative disease with unilateral pedicle screw combined with contralateral percutaneous transfacet screws fixation. Zhongguo Gu Shang 2015; 28(4): 318–322.


Журнал базах данных

pubmed_logo.jpg

web_of_science.jpg

scopus.jpg

crossref.jpg

doaj.jpg

ebsco.jpg

embase.jpg

ulrich.jpg

cyberleninka.jpg

e-library.jpg

lan.jpg

ajd.jpg

vak.jpg